Russian (CIS)French (Fr)English (United Kingdom)
...

Если бы я хотел сделать самый лучший комплимент певцу, это был бы: у него есть свой почерк.

Ты слышишь, как он поет, и тебе не надо знать песню - это Даниель Лавуа.

Брюно Пельтье

Наш плеер

Регистрация/Вход
сейчас на сайте
Нет
Главная СМИ Интервью

Даниель Лавуа: «Мне кажется, я скоро начну учить русский!»

IMG 2363

октябрь 2013. Санкт-Петербург

Канадский певец и композитор, священник Фролло из легендарного французского мюзикла «Нотр-Дам де Пари» исполнил в Москве и Санкт-Петербурге песни из нового альбома «J'écoute la radio». Певец дал эксклюзивное интервью Metro.

В этом году песне «Ils s'aiment» тридцать лет... Это ведь была первая композиция, принесшая вам настоящий успех?

– Конечно, еще до нее у меня было много хитов в моей родной Канаде, но именно «Ils s'aiment» была первой  песней, которая завоевала Францию, затем Польшу и Россию, и потом весь мир. Так что да , настоящий успех в мире пришел с ней. Она была в одном московском спектакле двадцать лет (спектакль Романа Виктюка «Служанки» – прим. Ред.), я его не видел, но очень хочу посмотреть!

Как вы написали эту композицию?

– О, это очень милая песня... Хотя нет, наверное, «милая» не стоит говорить. (Смеется) Я работал у себя в студии и как-то раз решил сделать себе бутерброд посреди работы... Пока я его делал, я смотрел новости по телевизору – это был 1982 год – война в Бейруте, очень долгая и тяжелая, каждый день показывали дым, взрывы, бомбы... И вдруг я увидел, как двое подростков иду рука об руку по руинам, сквозь весь этот дым от снарядов и разрушения. У меня сразу же родилась идея о том, что любовь сильнее всего на свете. И, буквально, за двадцать минут, я написал эту песню.

Вы хотели быть музыкантом с самого детства?

– Я всегда занимался музыкой. Когда я был еще маленьким, я пел вместе с мамой за пианино, мне было года четыре... Но я никогда не думал о том, чтобы стать профессиональным музыкантом. Для меня музыка была чем-то для души, для развлечения, я не думал, что этим можно зарабатывать на жизнь. Одно время я хотел стать доктором... У меня была музыкальная группа, так что после трех лет обучения в университете на доктора, я решил, что нам следует «проветриться» и устроить музыкальное турне. Надо заметить, я все время занимался музыкой и играл с группами, как во время учебы в школе, так и в университете. После тура я окончательно понял, что это мой путь, забыл обо всем остальном и занялся музыкой.

И какой же музыкальный стиль ваш любимый?

– В этом моя проблема, моя большая проблема – я люблю всю музыку! Люблю джаз, классику, фолк, рок, хэви метал – обожаю все стили. У меня всегда были проблемы с выбором того, что я же я хочу делать, поэтому я всегда старался делать то, что я чувствую – это не всегда совпадает с тем, что хотят услышать все остальные... Ну и что? Я занимаюсь этим уже сорок пять лет и все пока было прекрасно, а несколько раз мне очень везло – я оказывался в нужном месте в нужное время и это срабатывало, как «Ils s'aiment» или «Нотр Дам де Пари». В другое время я создаю вещи которые, может быть, и не имеют такого огромного успеха, но они тоже успешны, просто чуть меньше. Я занимаюсь кино, телевидением, продюсированием, пишу песни для других исполнителей и не важно как я успешен – я занимаюсь тем, чем хочу и мое сердце спокойно.

Вы часто говорите что кино неважная часть вашей жизни, но ведь вы снялись далеко не в одной картине...

– Конечно, я занимался кино и я много раз работал актером. Первый раз я попробовал просто чтобы попробовать
(Смеется) и понял – это тяжелая работа. В основном потому, что большую часть дня тебе приходится ждать. Ты ничего не делаешь и просто ждешь, ждешь и ждешь, а потом тебе нужно быстро, быстро, быстро работать, а потом снова ждать... Честно говоря, я не хотел этим заниматься, но однажды мне предложили роль в паре с великой актрисой Клэр Блум (играла с Чарли Чаплином в его фильме «Огни рампы» – прим. Ред.) – она потрясающая, «шекспировская» актриса. И тогда я, конечно же, сказал: «Хорошо, я попробую снова сняться в кино», потому что я не мог отказаться от работы с Клэр Блум. И я сделал это – было весело, но при этом, все равно, было ужасно ждать, ждать, потом работать и снова ждать, ждать... Так что я не одержим работой в кино. Я написал много музыки для кино, и это было нормально, потому что это настоящая непрерывная работа... А я очень люблю работать и ненавижу ждать, а кинематограф целиком состоит из этого ожидания: «Поторапливайся и жди», - говорят они. Поэтому я больше люблю музыку и работу в театре – в мюзикле «Нотр-Дам де Пари» – два часа работы.

И какие же у вас отношения с театром?

– Я люблю все это – такая работа приносит мне огромное удовольствие. Это непростая работа, но она держит тебя в состоянии жизненного подъема, ты много общаешься с людьми. И самая замечательная вещь в таких шоу – это как водить болид «Формулы 1»– когда начинается шоу: «Пять, четыре, три, два, один – начали!». У тебя два часа и ничего кроме них вокруг тебя, никаких пауз – ты не можешь сказать: «О, я устал...» – ты должен отыграть, потому что люди заплатили деньги и они должны видеть тебя в нормальном состоянии. Все время нужно выкладываться на сто процентов и это прекрасно! Это просто электризует тебя – я очень счастлив, что могу заниматься этим!

Вы попали в «Нотр-Дам де Пари» пятнадцать лет назад… Как это произошло?

- Мне позвонил Люк Пламондон, автор слов, потому что я знаю его много лет, а он знает, как я пою и он знает, что я учился у священников… Так что он сказал мне: «Ты знаешь священников», я ответил: «Конечно, я знаю священников!». Тогда он спросил: «Ты хочешь быть священником?», на что я ответил: «Нет, не хочу я быть священником». Он сразу же поправился: «Это в шоу, в шоу!», тогда я рассмеялся и сказал: «Я хочу услышать музыку». Так он послал мне музыку, я послушал ее и сказал: «Это очень хорошо, мне понравилось, я займусь этим». И все это имело огромный успех, я такого не ожидал. В начале я предполагал, что все будет в порядке – две-три недели в Париже и потом домой… Но это продлилось много лет! Сначала я работал во французской версии, потом отправился в Лондон, в Уэст-Энд, а потом в Канаду и только после этого остановился, потому что уже  устал быть священником.
(Улыбается)

Ваши дети следуют по вашему пути?

- У меня трое детей… И следует только один, самый младший. Один инженер, один биолог.

Вы как-то участвовали в выборе их профессий?

- Нет, я никак не влиял на них и ни к чему не принуждал. Жизнь музыканта далеко не самая легкая… А жизнь детей музыканта зачастую еще сложнее. Так что мои дети с самого начала знали, как это трудно. Поэтому они решили, что займутся чем-то менее сложным. Мой старший сын стал инженером, а дочь стала доктором биологии, правда мне кажется, что это вдвое сложнее.

Но это же была ваша мечта стать доктором…

- Да.
(Улыбается) Так что я, в общем-то, горжусь ей. (Смеется)

А что же самый младший?

- Он счастливый парень! Путешествует по миру, пишет песни… Вообще очень много чем занимается: он и акробат, и жонглер, и фокусник. Он жил во Вьетнаме, Джакарте, на Бали, в Ванкувере, по всему миру! И ему не нравится современное общество – он делает то, что хочет и следует за своим сердцем, и мне это нравится. Он очень сообразительный парень, он не тупой – он философ, в его голове много знаний… И когда он объясняет мне свою позицию – в этом есть смысл, я понимаю его. Я не говорю своим детям: «Делайте это, это и это», я говорю: «Это весело, это здорово, а вы делайте то, что вам нравится и будьте счастливы, потому что жизнь коротка и лучше делать то, что позволит тебя чувствовать себя хорошо».

У вас ведь и внуки есть...

- О да!
(Улыбается)

И чем же они занимаются?

- Да пока ничем особенным.
(Смеется)

Какой судьбы хочет для них дедушка?

- Мне все равно! Я просто хочу, чтобы они были счастливы. Хочу, чтобы у них был возможность достойно прожить эту жизнь,что может быть важнее? Я имею в виду, что если вы не верите в Бога, нужно верить в жизнь.

Я слышал, что вы любите заниматься вашим садом и вообще работать в огороде…

- Обожаю! Да, я садовник.

И посвящаете этому все свободное время...

- Я живу  за городом  и моя студия располагается прямо перед садом. Работать на земле я начал еще совсем маленьким, вместе с моим дедушкой. Уже тогда я открыл прелесть земли, как все растет и развивается… Всю эту магию природы – как растут цветы, фрукты, овощи, деревья… Для меня это все всегда было каким-то таинством.

По утрам я работаю в студии, работаю, работаю, работаю, а потом останавливаюсь и выхожу в сад. Приятные запахи, я сразу же расслабляюсь – моя голова очищается. Так что я очень люблю садоводство – оно полезно и для моей души и для моего тела, потому что тяжелая работа неплохо укрепляет! (Смеется)

У вас есть любимое растение?

- О… Я люблю все! Фрукты, овощи, цветы…

Есть на земле страна, помимо Канады, где вы также чувствуете себя как дома?

- Нет… Знаешь, я открыл для себя Россию лишь несколько лет назад… До этого я не бывал здесь. Конечно, я читал о России – много читал о вашей истории – я люблю историю. Но я ничего не знал о русских людях – что у них в голове и на сердце…

Так что я открыл потрясающую страну с великолепной аудиторией – открытыми сердечными и чувствующими людьми… Я безмерно рад этому. Франция тоже могла бы стать для меня вторым домом – я вообще стараюсь чтобы мне было хорошо там, где я нахожусь. И я открыт людям и стараюсь понимать откуда они, что они делают и что их интересует.

Каким был ваш первый приезд в Россию?

- Он был особенным… Мы первый раз приехали с мюзиклом «Нотр-Дам де Пари» и просто не могли поверить, сколько людей знает о нем. Для меня было просто мистикой, что люди знают о французском мюзикле и очень хорошо знают меня!

Я даже не подозревал, что мои песни пользуются большой популярностью в России. Мне было очень приятно и за несколько лет я приезжал уже раз пять – я уже начинаю чувствовать себя здесь как дома. (Улыбается) Мне кажется, я скоро начну учить русский – это очень красивый язык, и я хочу научиться кириллице. Мне интересно, что получится.

Хотите сделать какой-нибудь российский проект?

- Я даже не знаю, пока не думал об этом. Возможно однажды… Я пока никого не знаю в России, но очень бы хотел повстречать нужных людей. Те русские, с которыми я работал, просто замечательные, но я знаком с немногими – мне нужно пожить здесь какое-то время – около года… Может быть я и соберусь, я думал об этом.

Я знаю, что вы уже много лет занимаетесь благотворительностью…

- Это, скорее всего, из-за моего воспитания… Я родился в католической семье и с детства научился отдавать и делиться. Я считаю, что жизнь была очень добра ко мне, так что я хочу постараться вернуть долг – вот почему я занимаюсь этим.

Вы часто упоминаете католическую школу…

- Да, я учился в иезуитском коллеже… После восьми лет школы в своем городке, я отправился к иезуитам еще на восемь лет – все серьезно. Но у меня были потрясающие учителя! Это было время, когда учителям не много платили, но они были очень хорошими.

Они не были безумными религиозными фанатиками, они были очень интеллектуально развитыми людьми, которые по-настоящему любили свое дело и этой любовью к учебе, разуму и открытию всего нового, они заражали окружающих. Для меня это было очень важно.

Что вам дали те годы?

- Правильный заряд на дальнейшую жизнь… Я не верю в Бога, но я верю в высшие силы, любознательность и в жизнь. Именно это они и показали мне. Знания… «Учи, учись, открой свой разум и свое сердце и действуй!».

Я слышал, что ваш отец участвовал во Второй мировой...

- Да! Более того, он побывал в Мурманске и Владивостоке… Долгое время работал сапером, а потом служил на авианосце, в конвое, который доставлял снабжение из Англии в Мурманск. Тогда отцу был 21 год. Несколько раз их подбивали торпедами, но корабль не утонул – ему повезло, что он выжил. Если бы нет – и этого интервью бы не было! (Смеется) Поэтому я очень хочу посмотреть эти города!

Расскажите о ваших новых проектах

- О, у меня сейчас так много всего… Целых пять разных проектов. Несколько лет назад я написал сборник стихов и теперь я записываю альбом с этими стихами, а мой друг написал музыку для струнного квартета. И это очень приятный альбом – очень своеобразный и не попсовый – такое не будут крутить по радио.

Создаю и еще один альбом – там будут композиции с очень интересными и необычной средневековой музыкой для виолы да гамба. (старинный струнный смычковый музыкальный инструмент семейства виол, близкий по размеру и диапазону современной виолончели – прим. Авт.)

Мы записали весь альбом со старинными инструментами а потом добавили ударные и гитары – этот альбом скоро выйдет. Еще один альбом будет с крутыми гитарами и табла (индийский ударный музыкальный инструмент - прим. Авт.). Еще я продюсирую один альбом… В общем, дел очень много – работаю пока не умру, как говорится. (Смеется) И я очень надеюсь вернуться в Россию.

У вас осталась мечта из детства, которую вы до сих пор не исполнили?

- Кто-то однажды сказал: «Никогда не мечтай», потому что за мечтой можно гнаться всю жизнь, а работать нужно сейчас. Мне очень повезло – у меня так удачно сложились обстоятельства, что я смог сделать то, что хотел. Я стараюсь не иметь много мечт и просто наслаждаться каждым новым днем – этого достаточно.

У вас есть тот, кого вы можете назвать героем вашей жизни?

- Герой – слишком сильное слово…

Тогда, может быть, «пример»?

- Я очень восхищаюсь Уинстоном Черчиллем – он был удивительным, очень умным человеком… Но герой ли он? Нет. Потому что он сделал много вещей, которые я не принимаю. И это часто случается с героями – у них есть очень благие намерения, но есть и плохие… Так что с героями нужно быть осторожнее, потому что и они не всегда хорошие. Поэтому у меня нет именно героев, но у меня много людей, которых я уважаю за их храбрость, ум и то, что они несут человечеству.

Многие очень помогали мне – и великолепные музыканты, которые звонили мне и говорили: «Даниэль, приезжай» и «Ты сможешь это сделать – ты станешь отличным музыкантом!». Они дали мне силу веры в себя. А в этом безумном мире это не легко. А в России люди должны очень хорошо знать это – я знаю, что здесь трудная жизнь. Так что, очень важно, когда есть человек, который говорит тебе: «Ты сможешь!».

У вас есть совет для начинающих музыкантов?

- Единственный совет, который я могу дать – это совет, который я дал самому себе. Ты должен настолько сильно желать делать то, чем ты занимаешься, чтобы тратить на это всю свою энергию. Недостаточно просто хотеть – нужно что-то делать, работать над достижением своей цели и не ждать что это произойдет само собой – не произойдет. Единственный путь к любой цели – много и серьезно работать.

И это единственный совет, который я могу дать тем, кто чего-то хочет, потому что некоторые ничего не хотят – они счастливы с тем, пусть и маленьким, но достатком, который у них есть и я не осуждаю это. Но те, кто действительно сильно хочет чего-то большего – они должны идти к своей цели несмотря ни на что. Более того – они всегда должны быть готовы к тому, что все может просто не сработать.

Иван Николаев

http://www.metronews.ru/novosti/daniel-lavua-mne-kazhetsja-ja-skoro-nachnu-uchit-russkij/Tpomjx---h8QyboQjl5iKg/?fb_action_ids=625871954131854&