Russian (CIS)French (Fr)English (United Kingdom)
...

Если бы я хотел сделать самый лучший комплимент певцу, это был бы: у него есть свой почерк.

Ты слышишь, как он поет, и тебе не надо знать песню - это Даниель Лавуа.

Брюно Пельтье

Наш плеер

Регистрация/Вход
сейчас на сайте
Нет
Главная СМИ Интервью

«В гостях у Бенезры»(19 октября 2010)

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Соня: Сегодня вечером в гостях у Бенезры Даниель Лавуа.

(Заставка)

Соня: Его карьера длится длится вот уже 40 лет, он подарил нам 21 альбом и получил девять наград «Феликс», пять «Victoires de la Musique».

Даниель: Три!

Cоня: Три «Victoires de la Musique»? Ну, мне больше нравится говорить всё-таки пять «Victoires de la Musique», ты потом поправишь. Две награды «World Music Awards». И в скором времени, он, возможно, представит новый альбом. Ну, а тем временем, мы поговорим о прошлом, настоящем и будущем ни с кем иным, как с Даниелем Лавуа. Зачем ты меня поправил?

Даниель: Просто потому что это неверное число.

Соня: Неверное?

Даниель: Да, было всего три награды, и мне было бы неловко говорить, что их было пять, тогда как это неправда.

Соня: Вот, ты только что сказал ключевое слово «неловко», мне всегда казалось, что правда всегда была важной составляющей для тебя. Вообще, в смысле...

Даниель: Да, я скорей стараюсь быть как можно более правдивым. Но что я действительно не люблю, так это подтверждать что-то, тогда как это неправда.

Соня: Действительно. Даниель, я вспоминаю, когда я тебя увидела в первый раз.

Даниель: Ты помнишь об этом?

Соня: Да, помню. Это было по случаю выпуска одного из твоих альбомов, конечно же, в начале 80-х годов. И я вела себя очень сдержанно, поскольку меня тогда вообще ещё не знали. А ты так любезно всех поприветствовал, и я никогда не забуду эту встречу. Ты-то уж точно не помнишь об этом, но я была там с моими густыми - густыми волосами... Помнишь?!

Даниель: А фотографии естъ?

Соня: Ах, Даниель...

Даниель: Я помню твои густые - густые волосы.

Соня: И ты всё-таки согласился со мной поговорить! Это было очень любезно!

Даниель: Вообще, ты была милая, а вот твои волосы...

Соня: Посмотри эти кадры, милый мой, которые нам сейчас покажут - твои и мои кадры.

(Сюжет: Соня за кадром: В 1975м году публика открыла для себя Даниеля Лавуа с песней «La Danse du Smatte», которая находится в альбоме «Nirvana Blue». Пять лет спустя - песня «Tension, Attension», которая была номинирована в категории «Песня Года». Песня «Ils s`aiment», которая была также записана на английском, на испанском и португальском языках и разошлась тиражом более 2 миллионов экземпляров в Европе и Квебеке.

Соня с поклонницами: Мы сейчас в Париже и ждём все встречи с Даниелем Лавуа. Вот она настоящая поклонница. Ты хочешь ему что-нибудь сказать, перед тем как мы его отпустим?

Женщина: У него красивые глаза.

Соня за кадром: В 1988м году Даниелю Лавуа вручают «Victoire de la Musique»за альбом «Vue sur la mer», с мегауспешной песней «Je voudrais voir New York».

Даниель в записи: Лучший клип всех времён - нет. Но лучший клип из моих клипов. Это тот клип, который я сам реализовал, очевидно, что его я особенно люблю.

Соня за кадром: Десять лет спустя, Лавуа играет роль «Фролло» в мюзикле «Нотр Дам де Пари». В Квебеке альбом этого мега-произведения расходится тиражом в 500.000 экземпляров, а песня «Бель» удостаивается награды на «World Music Awards».

Сегодня вечером «В гостях у Бенезры» - Даниель Лавуа.

Старое интервью. Соня: «Мне известно, что ты вообще достаточно стеснительный. Я вот задумалась, интересно, какая у тебя была реакция, когда тебя пригласили ко мне на передачу? - Даниель: «Ну, поскольку я уже был в курсе, что ты довольно много говоришь, я подумал: ну, она задаст там пару-тройку вопросов, а остальное время будет всё обьяснять».

(все смеются). Конец сюжета.

Даниель: Красивые волосы!

Соня: Спасибо, дорогой. У тебя тоже великолепные волосы! Смеюсь, ещё и потому, что вообще какой же всё-таки проделан путь! И как же мне повезло, что я смогла сопровождать тебя в определённые моменты твоей карьеры.

Даниель: Да, правда, ты всё время присутствовала.

Соня: Да, действительно. Но знаешь, я тут подумала, что каждый раз, когда мы виделись, это было с целью поговорить о песнях, стихах, концертах, и так далее. А вот здесь у нас сейчас есть возможность поговорить обо всём, вообще о твоей жизни. И когда я читала о тебе, я вдруг подумала: Боже мой, в то время, когда я брала с ним интервью, я и не подозревала, что он находился в такой-то и такой ситуации. И это невероятно, как мы иногда показываем себя на публике, так как работа обязывает, и чувства приходится хранить внутри себя. Тебе это всегда давалось легко?

Даниель: Мне любопытно, о чём ты сейчас вообще говоришь?

Соня: О сложных периодах в твоей жизни, как например пересмотр некоторых вещей, которых у тебя было множество, в течение твоей карьеры!

Даниель: Да как увсех периодически пересмотр вещей, в этом нет ничего из ряда вон выходящего.

Соня: Ну, всё-таки я считаю, что важно это подчеркнуть...

Даниель: Это очень любезно, что ты это подчёркиваешь, Соня...

Соня: Не так ли! Ведь это позволяет нам расти и развиваться!

Даниель: Ну да, нам хочется искать себя...

Соня: Но не в тот момент!

Даниель: Да, действительно...

Соня: Ведь в тот момент это тяжело!

Даниель: Да, это правда...

Соня: Ты так разве не считаешь? Выходить на сцену, исполнять песни, в то время как мысли совсем в другом месте...

Даниель: Да, но как я часто говорю: именно сцена меня не один раз спасала! Потому что там есть контакт с моей публикой, которая даёт мне столько любви и чувств, что позволяет в итоге забыть о своих маленьких проблемах, поскольку эта любовь просто переполняет!

Соня: Ты родился в большой семье. Ты старший из шестерых детей.

Даниель: Да.

Соня: И я знаю, что ты конечно периодически возвращаешься в Манитобу, чтобы провести время со своей семьёй, которая до сих пор там проживает. И вот я хочу знать: будучи старшим ребёнком, сколько ответственности на тебе было. Ты себя вообще чувствовал ответственным за тех, кто моложе тебя?

Даниель: Нет, в принципе нет. Мои братья и сёстры преуспевают в жизни. Они хорошо подстроились под эту странную штуку под названием "жизнь", смогли оказаться в выигрышном положении, у них всё хорошо. И я никогда не чувствовал, будучи самым старшим, обязанность...

Соня: Быть хорошим примером?

Даниель: Нет, нет, скорей наоборот: их пример для меня был дорог. Вообще, думаю, это был обмен, я никогда не ощущал эту потребность старшего ребёнка, нет.

Соня: А ведь со временем всё наоборот: я, например, самая младшая в моей семье, и иногда у меня ощущение, что я веду себя скорей как старшая, в некоторых вещах. А ты, интересно?

Даниель: Да, чем дальше...

Соня: Да? То есть ты иногда скорее сам как младенец?

(Даниель смеётся)

Соня: Давай рассказывай, Даниель!

Даниель: Нет, нет, пока нет. Но признаюсь, что среди них один уже думает об уходе на пенсию, тогда как я вообще ещё о ней не задумывался! То есть, по мере того, как будут идти годы и они уйдут на пенсию, а я всё ещё нет, наверное, в итоге я буду чувствовать себя самым младшим нашей «банды».

Соня: Интересно ещё, что один из твоих братьев как-то сказал, что ты самый интеллектуальный из вашей семьи. Ты согласен с этим?

Даниель: Это не о многом говорит, быть интеллектуалом в нашей семье. (Смеются)

Соня: Вот в следующий раз я пойду познакомиться с твоей семьёй - этого я ещё не делала за свою карьеру!

Даниель: Ну, хорошо, ок.

Соня: ОК? И юмор тоже всегда был важен для тебя. Это может о тебе не так и известно, но у тебя прекрасное чувство юмора, и ты обожаешь смеяться, и при этом у тебя всегда маленькие складочки вокруг глаз, когда ты смеёшься. Смеяться - это важно для тебя по жизни?

Даниель: По-моему юмор искупает всё остальное. Юмор и любовь - l'humour et l'amour. Не знаю даже как так вышло, что они созвучны. Потому что, вот честное слово, ну кроме этих двух компонентов, что вообще в жизни ещё существует, кроме юмора и любви? Поэтому я всегда придерживался этих двух линий, и к этому добавь ещё музыку.

Соня: А родился ты фактически в деревне, 175 жителей, да?

Даниель: По последним подсчётам 61 житель!

Соня: Нет!

Даниель: Да-да, и понижается с каждым годом.

Соня: Да?

Даниель: Да, катастрофически. Понижается каждый год, поскольку не так много приезжих всё-таки.

Соня: То есть, путешествовать всегда было важно для тебя? И я знаю, что ты смог повидать мир в разные периоды твоей жизни. Ты повидал много мест.

Даниель: Да-да-да, я много путешествовал.

Соня: Значит, ты себя чувствовал немного взаперти, когда находился в Манитобе?

Даниель: Нет, мне просто было любопытно увидеть другие места. Всё-таки в нашей деревне не так много действия: это маленькая деревня на равнине. Там просто одна улица и несколько домов; вино да зерно  и всё. А я всё-таки, как и все, смотрел телевидение и видел, что в других местах много чего происходит, и когда я был молод, мне так хотелось побывать там и посмотреть на них. Однако теперь, когда я много попутешествовал, я понял, что в итоге в других местах жизнь не настолько отличается от той, что у нас дома, но что, в конечном счёте, как раз надо посмотреть на другие места, чтобы осознать именно этот факт.

Соня: Конечно, и это хорошая школа. Хотя она доступна только избранным, так как не все могут себе это позволить. И я думаю, что природа до сих пор остаётся важной для тебя. В молодости ты ведь проводил много времени на природе, ты любил это, любил деревья, природу и ты до сих пор это любишь. Это очень важно для тебя?

Даниель: Да, я провожу много времени на природе.

Соня: Или я ошибаюсь?

Даниель: Нет, вовсе нет! Я много нахожусь на природе, кстати, я живу в сельской местности. Именно по этой самой причине, потому что мне необходим этот довольно тесный контакт с природой. К тому же я занимаюсь садоводством...

Соня: Но что для тебя это значит, проникнуть руками прямо в грязь?

Даниель: Ну не в грязь, скорей в хорошую чёрную землю, хорошо вспаханную. Это чудо жизни удивляет меня каждый раз: посадить маленькое семечко, маленький росток и видеть, как из этого получаются всевозможные фрукты и овощи, и цветы. Это чудо, с которым у меня есть возможность поиграть, и для меня это настоящий дар.

Соня: Я много думала о твоём продвижении и твоих действиях, и я осознала, что вероятно у тебя в жизни были моменты, когда ты себе говорил: я не такой как все, в какой-то мере. Потому что смотри как: сначала ты франкофон в Манитобе, где большинство людей вокруг тебя были англофоны.

Даниель: Да.

Соня: Затем ты приезжаешь в Квебек, и тут ты парень из Манитобы.

Даниель: Да.

Соня: Потом ты едешь во Францию, и там ты Квебекуа.

Даниель: Да-да, точно. (Улыбается)

Соня: И я задалась себе вопросом: как ты переживал все эти различные этапы?

Даниель: Да, я рано прошёл урок, поскольку действительно сначала в моей деревне были и франкофоны и англофоны, и мы были с ними, скажем так, неодинаковыми. А когда я попал в Манитобу, я был этаким простофилей с деревни, пареньком из села, приехавшим в большой город, и я вновь почувствовал себя немного чужим. Ну, а с годами, думаю, я нашёл своё место, хотя я всегда любил находиться чуточку в стороне.

Соня: Мы поговорим ещё о многих вещах, после перерыва, но до этого я хотела поставить одну запись, потому что я знаю, что твоя мама пела в хоре оперы города Виннипег.

Даниель: Да.

Соня: И я хотела-бы показать вот эту запись для тебя и для твоей мамы.

Даниель: У тебя есть запись, где поёт моя мама?

Соня: Нет, очень бы хотелось, но мы тем временем покажем Марию Каллас, для твоей мамы в её честь. Итак, пожалуйста: для Даниеля Лавуа, и конечно, его мамы.

(Запись Марии Каллас.

Заставка.

Запись Ива Монтана.)

Соня: Песня, которую ты очень любишь - Ив Монтан!

Даниель: Весело видеть Ива Монтана, этого гиганта шансона в этакой любительской атмосфере.

Соня: Невероятно, правда! Нам от таких записей легче! Во время перерыва ты мне рассказал об очень интересном факте: твоя мать однажды тебе рассказала, что ты как-то спел вместе с ней Кармен.

Даниель: Да.

Соня: И это воспоминание она до сих пор хранит в своей памяти!

Даниель: Одно из редких воспоминаний, которые она хранит обо мне. Это было, действительно, очень трогательно. Иногда я об этом вспоминаю, и думаю, неужели это на самом деле происходило? Но конечно, когда моя мать об этом рассказывает, мне это кажется всё более правдивым.

Соня: Это всё-таки очень впечатляет, что она пела для оркестра города Виннипег, да?

Даниель: Для оперы Виннипега. Они поставили «Аиду», а моя мать всю жизнь мечтала петь в опере, действительно, всю свою жизнь. И когда они переехали в Виннипег, когда мои родители решили покинуть ту маленькую деревню, о которой я вам только что рассказывал, она начала брать уроки пения. И вот в один прекрасный день, видимо после какого-то прослушивания, ей предложили петь в хоре, в большом хоре «Аиды». И конечно, я думаю, что это был один из возвышенных моментов в её жизни: петь в хоре этой оперы, которую она естественно знала наизусть, в костюме!

Соня: Что она думает насчёт твоих успехов в карьере?

Даниель: Слушай, я даже не знаю. Не знаю. Думаю, долгие годы они очень волновались, и задавались себе вопросом, смогу ли я в один прекрасный день зарабатывать себе на жизнь этой профессией. Ну и думаю, что вот уже много лет, они скорее гордятся мной и рады!

Соня: Они тебе об этом говорят?

Даниель: Я вижу это в их глазах. В нашей семье немного говорят, нет. Мы люди с равнины - молчаливые люди. Люди, в том числе из Манитобы, это люди очень сдержанные. И мы немного говорим об этих вещах, но я вижу это по их глазам. (Улыбается) У нас скорее «говорящие глаза».

Соня: Точно, Даниель, твои глаза говорят! Это именно твой случай. Но в какой-то степени это парадоксально: ведь эта профессия трeбует как раз шагов вперёд, петь и защищать песни, но у меня тaкое впечатление, что у тебя как раз потребность в молчание и спокойных периодах. Я даже не в курсе, любишь ли ты телефон! Я не знаю - просто задаю тебе вот такой вопрос: Телефон - какое значение он имеет для тебя?

(Даниель смеётся)

Соня: Длинные звонки...

Даниель: Да, что-ж это за штука такая, телефон? Слушай, у меня есть мобильник, который я открываю два раза в неделю. Когда я еду в Монреаль, и мне надо связаться с кем-то, чтобы, например, иметь возможность позвонить, если я опаздываю на встречу. Но в иных случаях, мой мобильник закрыт и лежит в углу, и я к нему не притрагиваюсь. Другой телефон постигает примерно такая же участь. Действительно, телефон - это не моё. Мне больше нравится электронная почта, потому  что это более сдержанно, и не издаёт таких звуков (Изображает телефонный звонок), и на них можно отвечать тогда, когда хочешь. Однако, я замечаю, это занимает всё больше и больше места, и постепенно отдаёшь себе отчёт, что надо ответить на 30-40 писем в день, что ещё хуже телефона. То есть, в итоге, может, однажды, я превращусь в отшельника, но это ещё не решено.

Соня: Нет, точно нет.

Даниель: Пока нет.

Соня: И тем временем, мы поговорим о многих вещах. Важно также подчеркнуть, что когда ты пошёл в школу, именно там тебе пришлось впервые бороться за своё место. Ведь именно там ты прошёл твои первые важные жизненные уроки.

Даниель: Да?

Соня: Ну, я думаю что да, или нет?

Даниель (Смеётся): Очень люблю, когда ты...

Соня: Когда ты меня удивляешь, да? Ты так посмотрел, мол, нет, это не правда.

Даниель: Да-да, конечно, я учил различные вещи в школе, Соня.

Соня: Но важные уроки жизни!

Даниель: Да?!

Соня: Потому-что я как-то читала, что ты когда-то сказал, что-то типа: "Жизнь способна нас раздавить, если мы не сумеем найти своё место, и не научимся быстро".

Даниель: Я такое сказал?!

Соня: Да!

(Молчание)

Соня: Подожди минутку, сейчас гляну...

Даниель: Я наверно прав... Ты наверно права...

Соня: Да, вот: «Даниель Лавуа сказал». Да, милый мой, ты так сказал. Это ведь, правда!

Даниель: Знаешь, Соня, я столько много вещей говорил в интервью, просто чтобы показаться интересным, иногда, знаешь! В определённые годы особенно, мне просто надо было быстро найти новый способ рассказать о написании песни «Ils s`aiment», например. Меня спрашивали: «Что Вас вдохновило на эту песню?» Так, когда примерно 5 раз в неделю я рассказывал об этом, вскоре я просто придумывал другую историю.

Соня: Так, значит ты врал! Это ведь не ты в начале программы только что сказал, что ты не врёшь!

Даниель: Это значит творить! (Улыбается) Импровизация!

Соня: Ну, всё-таки это правда, что мы получаем уроки во время жизни.

Даниель: Да.

Соня: И вот я хочу знать: Сейчас, в последнее время, в течение последних лет, был ли у тебя какой-то жизненный урок? Потому что можно сказать, ну всё нужное, чтобы жить своей жизнью я уже знаю. Но узнал ли ты что-то неожиданное?

Даниель: Да, я познал как жить своей жизнью, но я также узнал, как относиться к своей смерти. Потому что постепенно я осознал, что старею, и что наверно надо смириться с такой вещью, которая меня ожидает, и я подумал: «Раз так, то я сделаю это сейчас-же. Таким образом, я приведу всё в порядок, и больше не буду об этом думать». Вот это я сделал, это и есть большой жизненный урок, если хочешь, или же урок смерти, уж не знаю.

Соня: И что же думаешь насчёт смерти? Это тебя пугает?

Даниель: Нет, это абсолютно меня не страшит.

Соня: Нет?

Даниель: Вовсе нет. Я уже три раза прошёл мимо достаточно близко, чтобы осознать, что это совсем не страшно. За исключением, конечно, жестокой гибели в сталинских лагерях, где тебя бы пытали часами и днями. То есть, естественно, есть виды смерти более отчаянные, чем какие-нибудь другие. Вот это большой жизненный урок. Я кстати, всегда думал, что не мешало-бы предлагать курсы по этому поводу, чтобы люди смирились с этой вещью, которая неизбежная. И которые позволили бы нам быть гораздо больше в мире с нашим существованием. Вот такой большой недавний жизненный урок.

Соня: У тебя трое детей. И вот после этого жизненного урока, ты поговорил на этот счёт со своими детьми?

Даниель: Чуть-чуть. Смотря с кем из них. Один из них любит поговорить о таких вещах, так я с ним говорю об этом, так как у него своё мнение, и он много думает о таких вещах. Ну а другие мои дети не думают об этом особо. Знаешь, мне кажется, о таких вещах начинаешь думать с возрастом, и я думаю, что не обязательно копатьcя в этом, пока ещё молод, и жизнь только начинается... Это не представляет интереса для кого-то, кто в начале жизни, и кто видит только то, что хочет ещё достичь.

Соня: А на данный момент, ты чувствуешь, что доживёшь до глубокой старости?

Даниель: Мне на это начхать!

Соня: Начхать?! Даниель, как же так?

Даниель: Абсолютно! Да потому что да, я люблю жизнь, и обожаю своё дело, и мне очень повезло в жизни, что я могу заниматься любимым делом...

Соня: То есть теперь, когда ты смирился с этой вероятностью, ты об этом не думаешь, так?

Даниель: Не слишком много.

Соня: Ок, я понимаю, что ты хочешь этим сказать.

Даниель: Думаю, конечно, и говорю немного, но это точно не занимает главное место в моих мыслях. А доживу я до старости или нет - ну поживём, увидим. Я буду продолжать заниматься своим делом столько, сколько смогу, а дальше посмотрим.

Соня: Двое сыновей, одна дочь...

Даниель: Да.

Соня: Свою дочь ты воспитывал по-другому, чем своих сыновей?

Даниель: Ну, вообще это не моя дочь, а дочь моей жены, которую я однако вырастил. Но да, неизбежно да, поскольку, во-первых, это не моя дочь, а дочь моей жены, и следовательно всегда присутствовал другой отец, которого я обязан был уважать. То есть, тут я не мог вмешиваться в такой же мере. Но я могу сказать, что я её несомненно люблю также, как и своих двух сыновей. (Улыбается)

Соня: Да?

Даниель: Да.

Соня: А она знает об этом? Ты ей говорил?

Даниель: Я уверен, что она об этом знает.

Соня: Знает?

Даниель: Да-да, я ей показываю это при любом удобном случае.

Соня: А за дочь переживаешь по-другому, чем за сыновей? Или это другие переживания? Или это просто клише?

Даниель: Немного клише, да. Мальчики часто попадают в гораздо более опасные ситуации, и таким образом, в итоге больше волнуешься за сыновей, чем за дочерей. Но у меня дочь умная, которая, конечно, как и все девочки, в детстве и в юности понаделала пару глупостей, но ничего страшного, и она не давала мне повода для беспокойства, нет. (Улыбается)

Соня: Ты ещё сказал однажды такую важную вещь, что ты не был строгим!

Даниель: Нет, я не строгий папа.

Соня: Тебе тяжело быть строгим, или просто потому что ты не веришь в такой метод воспитания?

Даниель: Я всегда думал, что диалог лучше строгости. Но мне повезло, что моя жена немного построже с детьми, чем я, и это им, несомненно, пошло на пользу, потому что я знаю, что некий авторитет, некие рамки идут на пользу.

Соня: Да, а Луиза тебе предъявляла претензии, что ты не достаточно строгий?

Даниель: Немного, да-да.

Соня: И что ты отдал ей эту плохую роль, чтобы самому хорошо выглядеть, да? (Смеётся)

Даниель: Слушай, я думаю, мы такие, какие есть, и делаем то, что умеем, и настолько хорошо, насколько можем. А мы с ней очень серьёзно отнеслись к воспитанию и попытались дать нашим детям все средства, для того, чтобы они могли жить своей жизнью, и создать себе её на свой лад.

Соня: Ты встретил Луизу после большого успеха с песней "Ils s'aiment", если я не ошибаюсь?

Даниель: Да, приблизительно в то время.

Соня: Ты тогда был недоверчивым по отношению к женщинам, которые тебя окружали? Ведь всем известно было: мега звезда Даниель во Франции, мега звезда Даниель во Франкофонии, два миллиона проданных экземпляров этой песни. Я задаюсь вопросом, как так интересно получилось, что именно в тот период, ты встретил свою родственную душу, женщину твоей жизни?

Даниель: Бог мой, ну у тебя и толкование!

Соня: Но ведь это интересно, что это всё происходило в одно и то же время!

Даниель: Да, я думаю, что я был недоверчивым, может немного озлобленным, немного раненым, в общем всё, что происходит с нами после любовной тоски и любовных историй, которые плохо заканчиваются. Но вот, иногда происходят маленькие чудеса, нам везёт. Мне повезло, я нашёл женщину, с которой у нас было очень, очень хорошее взаимопонимание, общение с которой всегда было положительным и стимулирующим. И вот мы уже 25 лет вместе. (Смеётся)

Соня: 25 лет!

Даниель: Да.

Соня: И вы также сотрудничали, так как она твой соавтор.

Даниель: Да-да, мы работали вместе.

Соня: Ты любил этот период вашей совместной жизни? Когда вы работаете, вы отличаетесь от тех, кем вы являетесь, когда вы просто пара у себя дома? Есть разница?

Даниель: Да и нет. Знаешь, мы ведь никогда не отличаемся полностью от самих себя в той или иной жизненной сфере. Но я думаю, что мы хорошо поработали вместе! Но для неё это была не особенно престижная работа, и я был очень рад, когда она решила начать писать, что и для меня было намного лучше.

Соня: Смотри, Даниель, мы сейчас сделаем маленький перерыв, и поставим песню, о которой мы только что говорили: «Ils s'aiment».

Даниель: Ах!

Соня: На случай если ты вдруг не помнишь: это твоя песня.

(Даниель улыбается)

Сoня: Итак, вот песня. Мы скоро вернёмся с Даниелем Лавуа.

(Клип «Ils s'aiment».

Заставка.

Запись «The Zombies»)

Соня: Даже страшно, что мы помним слова этой песни - она всё-таки такая старая! Какая хорошая песня! Это хорошие воспоминания?

Даниель: Да!

Соня: Да? Ты рад видеть эти кадры?

Даниель: Да-да, это одна из первых песен, которая мне действительно понравилась!

Соня: И что конкретно тебе в ней понравилось?

Даниель: Манера, в которой она написана, структура, мелодию, исполнение - всё. И чем больше я это вижу, тем больше понимаю, что не разочаровался. Они всё-таки и являются теми, кем я думал, что они являются.

Соня: Ты также говорил, что в молодости ты хотел стать врачом!

Даниель: Да.

Соня: Был такой период в твоей жизни.

(Дальше шуточка: «Goodlooking doctor»)

Соня: И что же произошло с той мечтой? Это была настоящая мечта, или просто представление о том, что может быть можно стать врачом?

Даниель: Нет-нет, я на самом деле хотел стать врачом. Я нашёл подработку в больнице, где я работал два летних сезона, будучи студентом, то есть примерно 8 месяцев, чтобы посмотреть, понравится ли мне это: контакт с болезнями, с людьми, и так далее. И мне действительно это очень нравилось. Я не только хорошо себя чувствовал, занимаясь этим, но мнe это и легко давалось. Но потом пришла музыка, я поехал в тур с музыкантами, и музыка меня фактически «похитила». А к тому времени, когда я может и мог подумать над тем, чтобы вернуться назад, и либо поступить в университет или попробовать найти место в медицинской школе, у меня уже была хорошая карьера, которую я уже не хотел бросать .

Соня: И вот именно это музыкальное приключение приводит тебя сюда к нам, в Квебек: ты решаешь остаться, тогда как остальные решают вернуться назад, у них значит не было любви с первого взгляда в Квебек, как у тебя?

Даниель: Видимо да, видимо да. Я действительно влюбился с первого взгляда в Квебек. Во-первых, здесь говорили по-французски, а в Манитобе не говорили по-французски, за исключением особых случаев, или просто в семьях. Но на улице, на вечеринках и вообще везде, даже в колледже, где я учился, в колледже франкофонных иезуитов, друг с другом мы говорили на английском. И вот когда я приехал в Квебек, я вдруг услышал, что дети на улице говорят по-французски, и я подумал, неужели я в стране, где говорят по-французски! Это меня очень соблазнило. (Улыбается) Думаю, тогда я в первый раз в жизни, почувствовал себя среди своих.

Соня: А ведь между тобой и Манитобой есть история любви и ненависти, так?

Даниель: С Манитобой?

Соня: Да, потому-что я знаю, что ты туда ездишь повидаться с семьёй, но был такой период, когда ты не любил Манитобу...

Даниель: Да, по самым разным причинам, о которых я не хочу особо распространяться. Я не люблю подпитывать чувства, которые могут ранить всех. Я уже сказал всё, что должен был сказать на этот счёт. Но я всё ещё люблю Манитобу. (Улыбается)

Соня: Я в этом не сомневаюсь!

Соня: Но в Квебеке у тебя тоже был такой период, например, когда наступил «Нотр Дам де Пари».

Даниель: Да.

Соня: Это ведь был идеальный момент для тебя, поскольку ты хотел отсюда уехать!

Даниель: Да.

Соня: И ты даже сказал, что в тот момент у тебя был «bad trip» с Квебеком, так как ты тогда обанкротился.Давай напомним телезрителям,и это было очень тяжело для тебя, потому что ты не только должен был объявить о банкротстве , но ты также потерял права на свои собственные песни, ты, который раскрыл нам свою душу с помощью тех песен, потому как не во время интервью можно что-то вытянуть из Даниеля, а из этих текстов!

Даниель: Да, вообще мой «bad trip» с Квебеком в то время был связан с тем, что мои записи были отданы в залог организации. («Сообщество административных вопросов по делам культуры Квебека» - прим. переводчика, перевод примерный) И те должностные лица Квебека значит получили это всё, и продали их «English Music International»  за гроши! Вот это меня задело! И я очень, очень, очень рассердился на правительство Квебека за это! Я себе задался вопросом, что неужели, я для этого 25 лет здесь проработал! Потом эти эмоции прошли, но какое-то время продолжались, и я был рад возможности уехать во Францию и оставить всё это позади, да.

Соня: Мы ещё поговорим о Франции чуть попозже, но сейчас я хотела у тебя спросить: как вела себя Луизa по отношению к тебе в то время, в те трудные моменты твоей жизни, во время переоценки, во время банкрота? В самые трудные периоды?

Даниель: Мужественно! Мужественной и любящей женой.

Соня: Да... Итак, мы сейчас проиграем одну песню, перед уходом на коротенький перерыв, и посвятим её ей: «Bénies soient les femmes», поскольку, я думаю, что это сейчас тут очень подходит.

Даниель(Смеётся): Абсолютно!

(Клип "Beniessoientlesfemmes".

Песня Sylvain Lelièvre)

Даниель: Вы меня всё-таки решили довести (до слёз) сегодня!

Соня: Я тоже его очень любила! Слишком рано он ушёл от нас, и я знаю, что для тебя это огромная потеря!

Даниель: Я потерял хорошего друга, хотя я даже немного позавидовал его форме ухода, он так поднялся в небеса...

Соня: Ты часто думаешь о нём?

Даниель: Да, я часто думаю о нём. (Улыбается) Так как я регулярно натыкаюсь на его песни; я очень им восхищался, и очень его любил.

Соня: Трудно выстроить дружбу в этой сфере? Ведь всё-таки в этой сфере сплошные перемены, где все разъезжают по гастролям...

Даниель: Да, тяжело их сначала выстроить, а потом ещё и поддерживать, так как мы живём настолько мимо друг друга! Долгие годы мы были все конкурентами друг другу. И понадобилось много лет, чтобы принимать эту конкуренцию здорово, дружески и по-спортивному. Но у меня несколько хороших друзей в этой сфере, и я восхищаюсь и уважаю этих людей, однако это заняло много времени, найти себе хороших друзей.

Соня: Ты также как-то рассказывал, что в определённый период твоей карьеры ты немного стал зазнаваться, и что с тобой тогда было тяжело работать. Ты помнишь об этом периоде?

Даниель: О да! Когда в плане карьеры всё идёт хорошо, и когда делаешь много денег, бывают моменты, когда окружение, особенно то, которое получает прибыль от этих денег, целыми днями очень тебе льстит. И в итоге ты начинаешь в это верить. И когда в итоге начинаешь в это верить - становится опасно, поскольку в этот момент начинаешь принимать себя за кого-то, кем ты на самом деле не являешься.

Соня: Что же тебя пробудило?

Даниель: Луиза, как всегда.

Соня: Люблю эту Луизу!

Даниель: Она сказала: «В отеле можешь не выносить мусор, но здесь ты будешь это делать». (Смеются)

Соня: Это невероятно! Хорошо ведь иметь такую жену дома, а, которая скажет правду?

Даниель: Ну, слушай, я же с ней не просто так уже 25 лет вместе! Она сильная и умная женщина, которая всегда присутствовала...

Соня: Чтобы сказать нужную вещь в нужный момент!

Даниель: Да.

Соня: А timing в твоей жизни! Будь то «Нотр Дам де Пари», отъезд во Францию, этот успех... Во-первых, я бы хотела тебе сказать перед квебекской публикой, что мне повезло увидеть тебя в Парижской постановке, и я также поехала и в Лондон: ты был великолепен в роли Фролло! Не будет равных твоему Фролло - you were amazing!

(Даниель смеётся)

Соня: Вот всё что я могу тебе сказать! Это было невероятно видеть тебя на сцене!

Даниель: Спасибо большое!

Соня: И ты ведь сказал, что тебе не было сложно сыграть этого персонажа, который истязался, поскольку у тебя у самого уже были такие периоды в жизни, в которых ты и сам себя мучил!

Даниель: Да, это патетический персонаж, немного, как и мы все в жизни. Персонаж, разрывающийся между тем, что хочет делать, своими желаниями и с другой стороны своими обязанностями. И  вот тут я, конечно, предвзятый, ну я считаю, что это самый интересный персонаж этого спектакля, поскольку, вот именно, что в его жизни что-то происходило! Он не такой одноплановый, как остальные, у которых одно место и одна цель. Фролло разрывался между разными вещами, к тому же он был образованным мужчиной, который пытался найти равновесие. И, в конечном счёте, эта страсть его проглотила и убила. Так что, я считаю, что у меня была самая лучшая роль, несмотря на то, что играть злодея никогда особо неприятно, так как тебя освистывают на улице, тут, конечно, не в буквальном смысле слова. Но люди не любят злодеев: особенно дети мне говорили: «Я не люблю Фролло, не люблю Фролло» - ну чтож, ок, смирился с этим.

Соня: И ты любишь этого персонажа! Значит можно любить злодея!

Даниель: Да...

Соня: Надо любить своего персонажа, и найти что-то, что можно полюбить в этом мужчине.

Даниель: Да, думаю да. Да, он злодей, но это во всех нас присутствует, и потом есть что-то притягательное в том, что он более символичный, так как это всё-таки человек, разрывающийся между разными ценностями, и я считаю, что это присутствует во всех нас.

Соня: А твоя мать, которая хотела, чтобы ты стал священником!

Даниель: (Смеётся) Да...

Соня: И твоя мать, которая мечтала только об этом, когда ты был маленьким!

Даниель: Это правда...

Соня: Что она тебе сказала? Родители видели тебя на сцене?

Даниель: О да!

Соня: Что они сказали?

Даниель: Слушай, думаю, они настолько были поражены всем, что происходило, что просто были рады присутствовать там! Думаю, в первую очередь именно это. По крайней мере, моя мать мне НЕ сказала, что она рада, что я, наконец, стал священником. (Смеются)

Соня: Ты сотрудничал с величайшими людьми!

Даниель: Да.

Соня: Насчёт успеха «Нотр Дам де Пари», думаю, вы наверно могли предсказать, что успех-то будет, и на бумаге всё смотрелось хорошо, актёры были великолепные, но в итоге это имело невероятный успех. Ты сам ожидал такого успеха?

Даниель: Абсолютно нет! Никто не ожидал, даже продюсеры, которые может быть надеялись. Ну а мы все думали, что может это продлится, не знаю, пару - тройку недель, не больше. То есть что будет некий успех, но мы точно не ожидали, что будем "Битлами Франции" на целых два года. Был настоящий психоз: мы пытались выйти из театра с мобильниками в руках, чтобы друг другу сказать, какая дверь свободна. Мы слышали поклонников, которые бежали по коридору, не знаю, сколько их там было. А после некоторых концертов во Франции вне Парижа в некоторых городах нас ждали 2000-3000 человек после каждого спектакля. Это было волнующе. Это были настоящие поклонники, и ты себе говоришь: вау!

Соня: Можно я задам тебе вопрос?

Даниель: Да.

Соня: До этого успеха, думал ли ты, что твои самые великолепные моменты уже позади?

Даниель: Ну, я думал, что это будет не намного сильнее «Ils s'aiment». Но с «Ils s'aiment» это было по-другому: там я был один лицом ко всему происходящему, то есть, может то одиночество было посложнее перенести. А тут я был в команде, и нам было очень весело.

Соня: Когда вас пригласили выступить на церемонии «World Music Awards», это наверное был невероятный успех для песни «Belle»! Что ты чувствовал на тот момент?

Даниель: Для нас это являлось как-бы продолжением чего-то, что уже стало мечтой. Это всё было так неожиданно. И мы подумали: на одно выступление больше?  Ну, хорошо, поехали. Нет, признаюсь, что к тому времени мы уже пресытились. Это невероятно, как быстро привыкаешь к успеху! В итоге начинаешь думать, что нам эго должны, что это естественно... И потом конечно всё рушится, так как ясно ведь, что это не навсегда...

Соня: А почему так?

Даниель: Не знаю, потому что...

Соня: Я бы сказала «Кто знает» - «Qui sait». Ой, какой великолепный переход: мы уходим на перерыв с песней Даниеля Лавуа: «Qui sait».

(Клип «Qui sait»)

Соня: Я только что сказала Даниелю Лавуа: «Расслабься», а то сидит прям как настоящий джентльмен. Вот, а так сейчас очень красиво!

(Даниель рассматривает себя)

Соня: Так, остановите кадр на Даниеле, сейчас на себя посмотришь. Смотри, you look very good. Всё, я решила, камера будет показывать теперь только тебя.

(Даниель усаживается поудобнее)

Соня: Даниель, мы только что говорили о твоей жизни, о твоей карьере… И когда я думаю о том, что одна из твоих первых групп называлась «Бог любви»... (Смеётся)

Даниель: «Любит вас».

Соня: Прости?

Даниель: «Бог любви любит вас».

Соня: Ах, «любит вас»! Я и не знала!

Даниель: Да, там было целое предложение.

Соня: Ну, в любом случае «Бог любви любит вас» - это наверно было не самое смешное, что было в твоей жизни?

Даниель: Да, было тяжело с таким названием. Это потому что был однажды в Квебеке один человек, у которого была группа под названием «Бог любви вас любит». И у которого, как он сам говорил было множество контрактов. И вот однажды он приехал к нам в Манитобу, а моя группа, в которой я тогда играл, называлась «Спэктроук»...

Соня: Да, я помню...

Даниель: И он нам сказал: надо всё-таки, чтобы вы взяли то название, поскольку я раскручивал уже группу именно под этим именем. Ну а для нас это был проходной билет в Квебек, и мы себе сказали: «Хорошо, давайте будем называться «Бог любви любит вас». Но мы тогда ещё не знали, что будет настолько тяжело выступать под этим именем.

(Смеются)

Даниель: И главное я не думал, что 40 лет спустя буду об этом говорить!

Соня: Да, всё-таки взять такое тяжкое название... И, кроме того, ты поменял своё собственное имя!

Даниель: Да.

Соня: В возрасте 20и лет...

Даниель: Нет, не в 20 лет. В 23 года!

Соня: Прости!

Даниель: Да, в 23. Потому что до этого меня звали Джерри.

Соня: Джерри! Для меня ты никакой не Джерри!

Даниель: Не похожя на Джерри, правда?

Соня: Нет! Ну а есть ещё люди, которые до сих пор называют тебя Джерри?

Даниель: Да, в Манитобе. Мои бывшие коллеги.

Соня: И ты откликаешься?

Даниель: Да-да.

Соня: А почему ты выбрал для себя имя «Даниель»?

Даниель: Слушай, чисто случайно. Иван Дюфрен, который был директором «London records» пришёл однажды ко мне утром и сказал: «Слушай, Джерри - не пойдёт. Надо найти другое имя, подходящее к голосу, и лучше по звучанию. «Я сказал: «Да?!!» И он ответил: «Да! Предлагаю сделать это сейчас. Так как это будет твой первый альбом, так что лучше найди себе сейчас то имя, какое хочешь, поскольку потом будет поздно». Ну и вот я взял телефонную книжку, просмотрел имена: Даниель... Даниель, почему-бы и нет? Мне нравится. Даниель Лавуа - звучит. Вот я и взял себе имя «Даниель». И было мне 23 года.

Соня: И какая частичка тебя остаётся Жеральдом? Какая-нибудь частичка тебя всегда останется Жеральдом?

Даниель: Слушай, слишком долго я уже являюсь Даниелем, поэтому никогда толком и не был Жеральдом. Вероятно малюсенькая частичка меня, всё моё детство, моя юность, мой колледж в Манитоба остались под именем «Жеральд». Но Квебек стал «Даниелем», и весь мир стал «Даниелем», следовательно, я сам стал Даниелем.

Соня: А подумать только о название того первого альбома: «Кратковременно»! Кто-бы мог подумать, что 40 лет спустя!

Даниель: Действительно! Это смешно, так как это было моё чувство иронии тогда: я не думал, что смогу иметь особый успех, и я сказал, что назову свой диск «Кратковременно», таким образом, всех предупрежу. Вот.

Соня: Правда, что при выходе альбома «Tension, Attention», ты сказал, что если этот альбом не будет иметь успеха, ты прекратишь творчество?

Даниель: Да, мне тогда потихоньку начало это надоедать. Не знаю,бросил бы я на самом деле. Это была задача, которую я себе поставил, сказав себе, что если не пойдёт, то я прекращу. Это сыграло скорей роль толчка. И это дало мне мужества, дойти до конца этой истории. Потомучто до этого я всегда подходил с таким настроем, ну как пойдёт, и всё получалось, но более или менее. А над альбомом «Tension, Attention» я, действительно, много работал, сказав себе тогда: я пройду этот путь. И я согласился поехать на шесть месяцев во Францию, заняться тем, этим, и работать в два раза больше, чем когда-либо до этого. И всё получилось.

Соня: А после такого признанного шедевра как «Ils s'aiment», начинаешь думать, что самые великие песни уже написал?

Даниель: Слушай, это не самая моя любимая песня, хоть я её и люблю...

Соня: Вот это я и хотела узнать... А какая у тебя самая твоя любимая песня?

Даниель: О, у меня их много. «j`ai quitté mon île» - одна из моих любимых, «Qui sait?» - одна из моих любимых, которая всегда была со мной. И потом с моих последних альбомов у меня тоже много любимых песен. Однако «Ils s'aiment» была со мной милее всех. Она всё-таки позволила мне заняться другими вещами, перейти на другой уровень, и в один прекрасный день сыграть в "Нотр Дам де Пари" во Франции, и так далее.

Соня: Именно! «Нотр Дам де Пари» позволил тебе выкупить права твоих собственных песен.

Даниель: Не совсем так, но «Нотр Дам де Пари» позволил мне нанять адвоката, который вёл переговоры, чтобы позволить мне вновь частично обрести права.

Соня: Я так рада слышать это! А то это действительно грустно, не иметь их! Ты заслуживаешь только хорошего!

Даниель: Да, конечно, когда работаешь над чем-то, и видишь, как от тебя уходят эти вещи за гроши...

Соня: Даже «Битлз» пережили это!

Даниель: Да, это глубоко задевает...

Соня: Надо было поехать во Францию, чтобы стать «Битлами Франции», чтобы всё образовалось - я только что поняла!

Даниель: Да. (Улыбается)

Соня: Смотри, мы только что выяснили, что ты стал Фролло - священником, как всегда того хотела твоя мать. А сам ты хотел стать врачом, и сейчас мы закончим нашу прекрасную встречу под «Доктора Нежность». Как тебе такое? Только для тебя придумала!

Даниель: Да, как будто у тебя прямо спланирована вся программа!

Соня: Спасибо тебе за эту прекрасную беседу. Я узнаю тебя ещё лучше, и представь себе, всё так же тебя люблю.

Даниель: О, спасибо, Соня! Я тоже тебя люблю. Bye. (Смеётся)

Соня: Спасибо!

(Клип «Docteur Tendresse».

Конец передачи.)

 

Перевод: Анна О.