Russian (CIS)French (Fr)English (United Kingdom)
VK / Facebook
vkontakte logo     facebook
...

Если бы я хотел сделать самый лучший комплимент певцу, это был бы: у него есть свой почерк.

Ты слышишь, как он поет, и тебе не надо знать песню - это Даниель Лавуа.

Брюно Пельтье

Регистрация/Вход
сейчас на сайте
Нет
Главная

Возвращение легенды «Notre Dame de Paris», народный певец Франции - Даниель Лавуа

photo 2021-11-21 01-41-10

16.11.21. Сеул. Корея

«Я планирую заниматься любимым делом до самой смерти» – В своём интервью за день до премьеры в Сеуле 16 ноября Даниель Лавуа, дебютировавший на сцене мюзикла в первом показе «Notre Dame de Paris» в 1998 году, сказал: «Когда я играл Фролло в первый раз, мне было 47 лет, а сейчас мне 72. За это время постоянно менялся и сам Фролло, и моя манера игры. Я старею вместе с Фролло».


Журналист Хо Чжеонг Хо

Музыка стала его делом с тех пор, как он выучился играть на фортепиано в 5 лет. После того, как он впервые записал свою песню в 1973 году, он жил яркой жизнью певца. Песня  «Ils s`aiment»  (Они любят друг друга) впервые спетая в 1984 году, - «национальная песня Франции», которую до сих пор поют новички во время прослушиваний. В сорок лет он был награждён почётным званием «Рыцарь Ордена Плеяды Франции» за вклад в развитие культуры.

В то время он был на пике славы, как певец и нуждался в новом вызове. Им стал священник Фролло, терзаемый запретной любовью, из нового проекта «Notre Dame de Paris». Новый мюзикл отличался от произведений Бродвея необычной индивидуальностью и стал гордостью французского мюзикла и всемирно известным кассовым спектаклем. В результате неожиданного успеха он снова вернулся на сцену «Notre Dame de Paris» в свои 72 и планирует выступать дальше.

«Искренние впечатления от более тысячи выступлений в роли Фролло? Если говорить очень-очень откровенно, я счастлив и наслаждаюсь этим каждый раз, как пою песни. Я играю Фролло примерно 100 дней в году, и, к счастью, зал всегда заполнен, а на лицах людей читается наслаждение. Поскольку я знаю, какая это удача – играть на сцене, я никогда не нахожу это скучным и всегда испытываю счастье и веселье».

Заслуженно знаменитый французский мюзикл «Notre Dame de Paris» вернулся в Сеул. В центре этого шедевра, поднявшего занавес 17 ноября в культурном центре Седжонг, Даниель Лавуа. Это актёр, воодушевлённо играющий Фролло, который сжигает свою веру и даже свою душу в пламени любви к цыганке, с первого представления в 1998 году, а также любимый Францией певец, композитор и поэт.

В интервью, данном журналисту «Sege Ilbo» (Ежедневная сводка мира) в отеле, расположенном неподалёку от концертного зала, за день до премьеры 16 ноября, он с тёплой улыбкой, не сходящей от начала и до конца, рассказал, как любит сцену, непрерывно черпает вдохновение из своей жизни вместе с музыкой и бросает вызов новым вершинам. Это был момент, когда у меня само собой возникло желание: «Я хочу стареть так, как он».

─ Вы вернулись на корейскую сцену спустя год после того, как впервые играли здесь в прошлом году. Расскажите о Ваших впечатлениях от новой встречи с корейской публикой.

«Я с давних пор слышал от своих коллег, что «надо обязательно приехать в Корею». Но, к сожалению, в прошлом году мы были вынуждены закончить выступления раньше, поэтому я пробыл здесь совсем недолго. Так что я очень рад, что смог вернуться, так как мы долгое время не могли выступать из-за коронавируса. Поэтому я счастлив, что снова выступаю с обожаемой музыкой и спектаклями в стране, которая мне интересна».

─Вы вернулись на сцену спустя долгое время из-за коронавируса, всё ли было гладко на репетициях?

«Сама подготовка сейчас проходит гораздо более гладко, чем когда-либо. Даже на репетициях чувствуется, как все актёры и танцоры счастливы, все радуются возможности вернуться на сцену. И в репетиционном зале очень хорошая энергетика, все находятся в приподнятом настроении».

─ Мне интересна Ваша первая встреча с «Notre Dame de Paris». В прошлых интервью Вы говорили следующее: «Музыка была хороша, но стиль отличался от веяний тех лет, поэтому я думал, что мюзикл быстро провалится. Я горжусь тем, что прошёл этот длинный путь вместе с ним». Какая же судьба свела Вас с ним?


«На самом деле, автор текстов (Люк Пламондон) – мой давний друг. Он отправил мне кассету и сказал: «Послушай её. У меня есть роль для тебя». Я послушал, и это было прекрасно. Но это отличалось от популярного стиля тех лет, поэтому я сказал такие слова. Что ж, это научило меня тому, что мы всегда можем ошибаться в своих прогнозах. Сразу после премьеры началось что-то сродни «лесному пожару». Слухи распространились сами собой, и мы стали свидетелями быстрого успеха».

─Это был Ваш дебют в мюзикле, что побудило Вас к участию?

«Я проработал в качестве певца и композитора 30 лет в Канаде и во Франции. Стал, как говорится, «большой звездой». Так и дожил до середины пятого десятка, когда жизнь певца стала привычной, и мне захотелось попробовать что-то новое. Как раз тогда я и получил предложение от «Notre Dame de Paris». Я решил попробовать себя в новой сфере, и так получилось, что этот проект стал самым успешным французским мюзиклом. Я прекрасно осознаю, насколько я удачливый актёр мюзикла».

─В «Notre Dame de Paris» много замечательных песен, но среди них есть «Belle» (Красавица), которую три главных героя поют вместе. Она настолько хороша, что продержалась на первом месте поп-чарта целых 44 недели, а также была помещена в корейский учебник музыки. Вы пели её множество раз на разных сценах, а помните ли Вы исполнение тех лет?

«У меня есть незабываемое воспоминание о ней. Ещё до того, как «Belle» стала популярной, мы втроём пели её на ТВ программе. И продюсер попросил нас «спеть ещё раз». Мы пели хорошо, поэтому поинтересовались, зачем делать это снова, а он ответил: «Песня очень красивая, хочу услышать её ещё раз». Тогда я понял: «А, видимо, в этой песне есть что-то особенное». Помимо неё у меня есть песня «Ils s'aiment», которую я написал в 80-х годах, и она тоже оказалась очень успешной. Оба случая кажутся мне волшебством. За всю свою жизнь я всего два - три раза был свидетелем подобной магии, когда успех приходит неожиданно, а песня находит невероятный отклик у зрителей, который невозможно выразить словами. Та песня соответствует стилю 80-годов, она очень старая, но всё же молодые певцы постоянно поют её на телевизионных прослушиваниях. Это просто какая-то магия».

─В чём же причина того, что «Notre Dame de Paris» настолько особенный и получает любовь зрителей в разных странах на протяжении столь долгого времени?

«У меня есть некоторые мысли на этот счёт, но не факт, что это правильный ответ. Сама история очень проста: есть одна женщина и три влюблённых мужчины, которые сражаются за её любовь. Однако способ подачи и изображения крайне эффективен. Эта простая история подаётся в невероятно прекрасной и эффективной манере, а потому завоёвывает сердца зрителей. Можно назвать его секретом успеха, но на деле это лишь моё видение, а правильный ответ я всё ещё не знаю, хоть и играю довольно давно. А ещё в первую очередь это красивые песни. Песни прекрасны, и, наверное, вкупе со всем остальным это даёт волшебный эффект, который мы не способны объяснить».

─Каково это – снова выйти на сцену в той же роли спустя 20 лет после первого показа?

«Фролло – самый сложный персонаж из всех в «Notre Dame de Paris». И он постарел вместе со мной. Когда я играл Фролло в первый раз, мне было 47 лет, а сейчас мне 72. И мне кажется, что за это время Фролло тоже изменился. Если подумать, изменилась и моя манера игры, мои способы выражения. Это очень интересный и харизматичный персонаж, поскольку в нём сочетаются все добродетели и пороки нас как людей. Говоря о добродетелях, он был невероятно добрым и великодушным священником, который подобрал звонаря Квазимодо. А также он умён и очень серьёзно относится к своей работе. Но вот он сталкивается с чувством любви, о котором никогда не задумывался прежде. Поэтому он сам очень удивляется и не знает, что делать с этим неожиданным чувством любви. Так он доходит до совершения ужасных вещей, и эта его сторона во многом схожа с нами, слабыми людьми. Вот почему мне так интересно играть этого сложного персонажа».


─Как Вы и сказали, это сложный персонаж, тогда есть ли отрывки, которым нужно уделять больше внимания во время игры?

«Я не могу сказать, что люблю какую-то сцену больше и прикладываю к ней особенные усилия. Потому что все сцены крайне важны, во всех сценах я должен быть абсолютно сосредоточен на одном только Фролло. На самом деле, есть сцены с малым участием, а есть чрезвычайно драматичные сцены, но нельзя расслабляться во время игры Фролло ни на мгновение. Я должен полностью погрузиться в персонажа Фролло. Все эти мысли запечатлены в моей голове, поэтому все сцены невероятно важны».


Даниель Лавуа, погружённый в игру священника Фролло, мучимого страстью к женщине и приходящего к саморазрушению, во французском мюзикле «Notre Dame de Paris». Предоставлено агентством МАСТ

─Помимо «Belle» у Фролло есть очень трогательные арии «Tu vas me détruire» и «Être prêtre et aimer une femme». Эти песни кажутся очень сложными для исполнения, но Вы поёте их так легко, это впечатляет. Каково это на самом деле?

(вздыхая) «Вы говорите, что я легко пою очень сложные арии, и на самом деле это то, к чему мы стремимся. Сами песни очень сложные. Уровень высокий, требований много. Поэтому необходимо чрезвычайно много тренироваться. Ради того, чтобы вот так выступить на сцене раз в год, мы репетируем месяц-два, восстанавливаем вокальные техники и тренируемся петь так, чтобы самые сложные песни звучали для зрителя легко. Наверное, это относится ко всем областям: необходимо много-много тренироваться, чтобы показывать такие сложные вещи легко и спокойно».

─Говорят, что «Notre Dame de Paris» - история трёх мужчин и одной женщины, но ведь противоборствующие цыгане, блуждающие по улицам Парижа, могут стать ещё одним главным героем. Почему же создатели уделили им столько внимания?

«Я думаю, это в некоторой степени политический выбор. На нашей земле ведь очень мало места для жизни, отсюда множество людей, что бродят по разным местам. Поэтому автор специально добавил это. В человеческой истории ведь всегда встречаются люди, блуждающие в поисках пристанища. А ещё это очень злободневный вопрос в наше время, поскольку, кажется, не проходит и дня, чтобы в новостях не упомянули о нелегалах и беженцах. Так что существование этих цыган богемы, как мне кажется, очень точно демонстрирует проблемы нынешнего общества, кроме того, это одна из болезненных тем. На самом деле, в 14 веке, описанном в оригинальном произведении Виктора Гюго, конечно же, не было такого понятия, как «нелегал». Однако во времена создания мюзикла в Европе, США, Канаде и вообще во всём мире существовала проблема мигрантов и беженцев, блуждающих в поисках лучшей жизни. Думаю, именно поэтому в произведение добавили данную проблему, изобразив её согласно сюжету в виде цыган».

─В нашей стране Вы известны лишь как актёр мюзикла, первым сыгравший Фролло, но во франкоязычных странах Вы - знаменитый певец, автор нескольких поэтических сборников, композитор музыки к фильмам, Вы даже были ведущим радиопередачи. Что из всего этого Вам больше всего по душе?

«Честно говоря, вне зависимости от сферы деятельности я чувствую самое большое спокойствие и счастье, когда занимаюсь творчеством, создаю что-либо. Когда я играю Фролло или исполняю песни, я тоже испытываю радость, нежели усталость, но, когда я пишу тексты или сочиняю песню, бывает много тяжёлых моментов в попытках выжать всё из головы. Поэтому, если Вы спросите, когда я испытываю самое большое наслаждение, то я отвечу, что при исполнении песни или во время актёрской игры, но я не могу сказать, что люблю исполнение песен и актёрскую игру больше творчества. Я люблю всё, что я делаю, и мне слишком сложно расставлять подобные приоритеты».


Даниель Лавуа на сцене Сеула в качестве члена первой труппы «Notre Dame de Paris» 1998 года.

─Говорят, Вы обучались музыке у монахинь в 5 лет, это правда? Когда Вы решили посвятить свою жизнь музыке?

«Моим первым учителем фортепиано была монахиня. И это не я решил заниматься музыкой, а, скажем так, музыка выбрала меня. Я вообще хотел стать врачом. Но после того, как я выучился игре на фортепиано в 5 лет, я прожил всю жизнь вместе с музыкой. Музыка была не для меня не сложной наукой, а чем-то невероятно лёгким, порой я занимался ею по 20 часов в день, так и дошёл до сего момента, но я никогда не принимал решения заниматься музыкой».

─Вы сказали, что старели вместе с Фролло, а чем отличаются ощущения от игры в молодости и игры сейчас?

«Я не могу описать конкретное ощущение, потому что это просто факт: я постарел вместе с Фролло. Я не пытался сохранить Фролло молодым, в то время как старел сам. Я постоянно менял свою игру, чтобы Фролло старел вместе со мной. Ведь зритель не поверит, если я буду играть молодого Фролло. При взгляде на персонажа не только зритель должен верить, что «он настоящий», но и сам актёр».

─Говорят, Вы готовитесь выпустить новую книгу и новые альбомы, а также готовите большой концерт. Каковы Ваши планы на следующий год?

«Я выпускаю новый поэтический сборник. Изначально я планировал выпустить его до разгара коронавируса и отложил из-за графика, но скоро он выйдет. А также выходит альбом с песнями на основе стихов Рембо. Этот альбом очень необычный, к нему нелегко подступиться, он отличается от всего, что было прежде. Но я думаю, что в моём возрасте можно делать то, что хочется. Ещё один альбом – песни на английском, которые мы написали вместе с сыном. Он тоже музыкант и работает режиссёром».

─В чём Ваш секрет непрерывной деятельности, ведь наверняка посещают мысли об отдыхе?

«Ха-ха-ха. В 27 лет я заявил, что «ухожу в отставку». «Я всё бросаю. Буду отдыхать», - это слово я держал ровно 6 месяцев. И чуть не помер со скуки. Поэтому я решил «делать то, что хочу, и до самой смерти заниматься любимым делом». Думаю, мне очень повезло, что я мог заниматься тем, что мне безумно нравится, на протяжении многих лет, я очень счастлив. Я планирую заниматься любимым делом до самой смерти».

В завершение интервью я спросил его о видео, где он поёт песню Ива Монтана «Les feuilles mortes» вместе с легендарной певицей Наной Мусхури.

«Да. Нана Мусхури была для меня уважаемым человеком в молодости. У меня сохранились чудесные воспоминания о совместном исполнении песни. Поскольку я был певцом на протяжении долгого времени, у меня было очень много общих моментов с такими музыкантами, как Шарль Азнавур (народный французский певец, 1924-2018), Жильбер Беко (1927-2001), Брюс Спрингстин, чьи имена уже стали легендой. Вспоминая эти моменты, я понимаю, что «жизнь была удивительно дружелюбна ко мне».

 

Перевод: Влада Мун (문지우) 

http://www.newstong.co.kr/view3.aspx?seq=10066662