Russian (CIS)French (Fr)English (United Kingdom)
...

Если бы я хотел сделать самый лучший комплимент певцу, это был бы: у него есть свой почерк.

Ты слышишь, как он поет, и тебе не надо знать песню - это Даниель Лавуа.

Брюно Пельтье

Наш плеер

Регистрация/Вход
сейчас на сайте
Главная Палитра Поэзия

Поэзия

Здесь представлено творчество поклонников


 

Ils s'aiment

Они любят друг друга как прежде,
До мучений, угроз, катастроф.
Они любят, доверяясь надежде,
До скончания всех веков.

Я слышу чей-то смех,
Над кем смеетесь, надо мной?
Сейчас не время для потех,
Беда стоит за спиной.

Они любят друг друга как дети,
Как и прежде, до страшной войны,
Где повсюду дыхание смерти -
Их любовь не имеет цены.

И если все взлетит на воздух вскоре,
И землю выбьют из-под ног,
Позвольте лишь одно: пусть эти двое
Друг друга любят, как иным не дано.

Дети бомб, цинизма, катастроф,
Их ничто не в силах разлучить.
Посреди пылающих костров
Просто разрешите им любить.

Арина Батуева


 

Docteur Tendresse

Мне очень нужен Доктор Нежность.
Пусть он меня крепко обнимет,
Из сердца занозу изымет.
Где же Вы, Доктор Нежность?

У него есть микстура счастья,
Пилюли против печали,
И солнце в минуты ненастья
Своими согреет лучами.

Милый Доктор, я к Вам взываю!
Что угодно отдам за визит!
Приезжайте, приезжайте, умоляю...
Ведь душа разбитая болит.

Исцелите теплым взглядом
И улыбкой - вместо таблетки.
Со мною посидите рядом
На старой невысокой табуретке.

Он приедет, мой Доктор нежный,
Зимним вечером, снежным-снежным.
Я навстречу открою двери.
Он приедет. Я в это верю.

Только вы, пожалуйста, не смейтесь,
Мол, она - мадам Безнадежность.
Знаю, что есть на этой планете
Милый Доктор по имени Нежность.

Арина Батуева.


 

Фролло

Живя в своей уютной келье,
Отшельник, лишь монах простой,
Не ведал ты иного зелья,
Не знал о жизни ты земной.

Внутри тебя ничто не знало
Ни опосений, ни тревог.
И пламя в сердце не пылало -
Разжечь его никто не мог.

Смирившись с рясой и обетом
Ты тихо жизнь свою тянул.
Ты верен был святым заветам,
С пути прямого не свернул.

Но встретив деву молодую,
Ты танцами её пленён.
Ты вдруг увидел жизнь иную
И к ней твой взгляд стал устремлён.

И недоступна, и прекрасна
Она пленила разум твой.
Пред ней и сердце бьётся часто
И позабыт былой покой.

Её за клевету слепую
На гибель суд приговорил.
И в этот миг судьбу другую
Ты ей за прелесть предложил.

Но дева гордо отказала,
И ум твой горем омрачён.
Но в миг, когда её не стало
Твой ученик стал палачом.

Он не простил тебе обиды
За гибель юной красоты.
Ведь он горбун, толпой гонимый,
Любил цыганку, как и ты.

Теперь твой прах сокрыт в столетья,
В душе твоей погас огонь.
И Нотр-дам, твой спутник вечный
Хранит в себе твою любовь.

Анастасия Кустова.


 

Даниелю..

Чуть тронув клавиши рояля,
Зажечь искру в сердцах людей.
В теплых глазах цвета миндаля
Улыбка мелькнет comme le soleil.

Звучит мелодия, до боли знакомая Вам.
Священник, несущий проклятье.
O, etre pretre et aimer une femme.
Раскинула крылья птица несчастья.

О, сколько страданий, смятенья, испуга.
Вы снова вживаетесь в роль.
Тень Фролло, Вашего старого друга
У Вас стоит за спиной...

Пусть на лице появились морщины,
Но все так же молоды глаза.
Вы - тот Настоящий Мужчина,
Не полюбть которого нельзя.

От Ваших мелодий, прекрасный творец,
Душа полетит в высоту...
Так сколько же женских разбитых сердец,
Даниель, на Вашем счету?

Арина Батуева.


 

На фото смотрю, забывая дышать,
В этих глазах, зеленых, как лето,
Видна в отражении Ваша душа,
Наверное, тоже зеленого цвета.
Улыбка последней надежды лишает
На возможность сопротивляться.
И сердце тихонько в пятки стекает,
И с "крышей" можно прощаться.
Сижу, улыбаюсь, как последняя дура.
Сползаю под стол со звуками "ня".
Ох уж мне эти стрелы амура...
Одна за другой попадают в меня.
Но мне наплевать, я буду терпеть
Ради улыбки из лучиков света.
Я снова и снова готова смотреть
В Ваши глаза с отражением лета.

Арина Батуева.


 

Your smile gives a hope
Your music helps to live.
Mr Daniel,
we want to say you: "Thanks!"

The well-known voice
Can easily be recognized.
This night you're running encores
On the stage one more time.*

You can give pure water for our souls.
You can give a balm for spiritual wounds.
But I want to ask you not to forget:
You are responsible for those who was tamed.

Pilot, don't be sad.
You'll meet your Prince, I'm sure.
You'll find the water in desert
going forward not alone.

Priest, how can we help you?
Your pain is so strong,
And only after end
You'll stay near Her.

*

And then a doctor'll come
and give some medicine.
He'll embrace us
And cure tenderly.

Diana Kidzhi.